100 Великих тайн России ХХ века

— Вплоть до особого распоряжения бывшего великого князя и его секретаря выслать в Пермскую губернию.

Место жительства ссыльных определялось местным советом, но англичанина следовало поселить отдельно от хозяина, желательно даже в другом городе. Туда же выслали шофёра и камердинера. А «особое распоряжение» служило неким тайным паролем для местных властей, развязывавшим им руки и заранее дававшим отпущение всех грехов…

Через неделю Михаил Романов был уже в Перми, где его немедленно посадили в одиночную камеру местной тюрьмы. Там же оказались и спутники последнего императора. Но тут по неведомым причинам на местных коммунистов надавил Бонч-Бруевич и приказал выпустить узников на волю, оставив их под надзором. Михаила Александровича и его товарищей по несчастью выпустили из заключения и определили на жительство в местной гостинице «Королевские номера», обязав ежедневно отмечаться в ЧК.

Местные комиссары вынашивали планы ликвидации бывшего великого князя: желающих покончить с Михаилом Романовым нашлось предостаточно — среди них был комиссар Перми и начальник городской милиции Иванченко и зампред ГубЧК Мясников, который позднее написал мемуары под шокирующим названием «Философия убийства, или Почему и как я убил Михаила». Их активно поддерживали большевики с дореволюционным стажем, бывшие боевики: Жужгов, Колпащиков, Малков, Дрокин, Новосёлов, Марков и Плешков. Часть этих лиц работали в ЧК. Официального указания о ликвидации от Ленина не поступало — или это указание было совершенно секретным и после прочтения подлежало немедленному уничтожению? «Инициативная группа» решила действовать под видом побега бывшего великого князя. Инсценировать побег, похитить Михаила и немедленно расстрелять. Здесь кроется тайна, как в случае расправы с царской семьёй: позднее выяснилось, что санкцию на расстрел Николая II и его семьи дала Москва в суперсекретном порядке. Вероятно, всё аналогично происходило в Перми, но документального подтверждения пока не найдено. Местные представители «чрезвычайки», милиции и советской власти вряд ли решились без оглядки на Москву, Ленина и Совнарком лишать жизни последнего императора.

Читайте:  Сто великих рекордов авиации и космонавтики

В ночь с 12 на 13 июня 1918 года в комнату гостиницы, где жил Михаил Александрович, вошли местные комиссары и предъявили ордер на арест.

— Ваша бумага вызывает подозрения, и я никуда не поеду, — заявил Михаил Романов предъявившему ордер Жужгову. — Позвольте позвонить председателю местного совета.

Жужгов отказал, но к телефону пробрался шофёр Романова. Начинался скандал, великий князь был крепким физически, смелым мужчиной, прошедшим фронты боевым офицером и мог оказать комиссарам серьёзное сопротивление, а убивать его прямо в гостинице боевики не хотели. В комнату ворвались вооружённые до зубов Марков и Колпащиков и под угрозой оружия заставили Михаила Романова и его секретаря выйти на улицу, под проливной дождь. Там уже ждали заранее подогнанные к подъезду два крытых фургона, в которые и посадили захваченных в гостинице Михаила Александровича — в первый фургон, а Джонсона — во второй. Швейцар позвонил в милицию, но там у телефона дежурил участвовавший в заговоре Дрокин.

Жертв вывезли за город и оставили фургоны в лесу. Когда Джонсон вышел из фургона, Марков выстрелил ему в голову и англичанин упал. Жужгов выстрелил в Михаила Александровича, но не убил, а только ранил, но второй выстрел произвести не сумел: патрон заклинило. Тогда в упавшего великого князя стали стрелять все, потом трупы забросали хворостом. Убийцы вернулись на место преступления на следующий день. Они поделили вещи жертв и зарыли их тела. Могила великого князя не обнаружена до сих пор!

Уничтожая следы преступления, Пермская ЧК по делу «о побеге Михаила Александровича и Брайана Джонсона» арестовала и расстреляла бывшего полковника жандармерии Знамеровского и его жену, шофёра Борунова, служившего у Михаила Романова, и камердинера Челышева. Вместе с ними попала под пули и сотрудница секретариата Серафима Лебедева. Пострадали и несколько сотрудников ЧК, обвинённых в пособничестве врагам трудового народа.

Читайте:  Тайны исчезнувших цивилизаций

Жене великого князя Наталье Сергеевне чудом удалось спастись. Графиня сумела отправить сына за границу, но сама осталась в России и с нетерпением ожидала известий от мужа. По понятным теперь причинам известий не поступало очень долго: расстрел Михаила Александровича сохранялся в тайне. Дошла очередь и до Натальи Сергеевны — её арестовали и отправили в тюрьму. Только истинное чудо и царившая в то время полная неразбериха позволили графине Брасовой случайно оказаться на воле. Друзья помогли ей скрыться и изменить фамилию — вскоре под чужим именем она выехала в Париж. Когда органы госбезопасности Страны Советов спохватились, было уже поздно.

Наталья Сергеевна пережила мужа на долгие десятилетия и до последнего вздоха продолжала ждать и любить его. Она не верила, что Михаила Александровича нет в живых!

Казалось бы, теперь всё предельно ясно в этой трагической истории жизни и любви последнего русского императора. Однако тайной и неразгаданными загадками остаются многие факты, связанные с гибелью бывшего великого князя и ролью в его смерти Совнаркома и лично Владимира Ленина. Почему предВЧК Дзержинский не наказал своих подчинённых за «самоуправство», почему Ульянов-Ленин и Бонч-Бруевич, беспокоившиеся о том, чтобы узников в Перми выпустили на свободу, не отреагировали на факт их «побега», а затем и открывшегося убийства?

В раскрытии тайны последних дней жизни и гибели Михаила Александровича Романова ещё рано ставить точку.

 

Кто убил брата Ленина?
 

О семье Ульяновых и всех дальних и ближних родственниках известны любые подробности: над этим в годы советской власти работали целые научные институты.

Как оказалось, о родственниках вождя русской революции и их трагических судьбах известно далеко не всё. Даже сейчас остаётся немало белых пятен в биографии самой ленинской семьи и их родни — многое покрыто туманом таинственности, который старательно сгущали большевистские руководители, «лепившие» для народа нужный образ вождя.

Читайте:  Мир вокруг нас

 

 

 

ДВОЮРОДНЫЕ БРАТЬЯ
Мать Владимира Ильича Ульянова-Ленина Мария Александровна Ульянова в девичестве носила фамилию Бланк. И являлась дочерью… еврея А. Д. Бланка. Однако нас интересует родная сестра Марии Александровны — Любовь Александровна Бланк. Она вышла замуж за чиновника Александра Фёдоровича Ардашева, дослужившегося до высокого чина надворного советника. Точных сведений нет, но, вполне вероятно, господин А. Ф. Ардашев стал вторым мужем Любови Александровны, поскольку после замужества она носила фамилию Ардашева-Пономарёва.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>