100 Великих тайн России ХХ века

Под руками у вождя всегда был верный нарком обороны Клим Ворошилов. Именно он распорядился — конечно, с ведома и по указанию Сталина — отправить Ягоду на Лубянку в сопровождении военного патруля для сдачи дел вновь назначенному наркому внутренних дел Николаю Ивановичу Ежову, до того работавшему в орготделе ЦК. Это произошло 26 сентября 1936 года прямо на заседании Совнаркома. Любителя прекрасного пола сменил гомосексуалист: позднее Ежов сам признался в принадлежности к секс-меньшинствам.

29 января 1937 года комиссара госбезопасности Ягоду отправили в запас и перевели на работу в Наркомсвязь, а 3 апреля арестовали. Тогда же взяли Соринсона, Паукера, Воловича, Гулько и Дагена. Комиссар Курский и комендант Кремля комиссар Ткалун застрелились, капитан Черток покончил жизнь самоубийством, выбросившись из окна 7-го этажа. Спецроту немедленно расформировали и курсантов раскассировали по разным частям НКВД. Также арестовали Тихонова, Козлова и Голубева — ответственных работников НКВД.

Был ли Ягода заговорщиком, так и осталось тайной.

 

Любовница «вождя народов»
 

Долгое время большевистская пропаганда всеми силами поддерживала мифы о великом аскетизме и целомудрии коммунистических вождей. Официальные биографы избегали и замалчивали факты личной жизни первых лиц государства, старательно превращая их в бесполых борцов «за светлое будущее человечества». Любой из них обязательно являлся примерным семьянином, хотя на самом деле это было далеко не так. Даже практически обожествлённый коммунистической пропагандой Ульянов-Ленин любил выпить пива или вина и не отказывался от любовных утех на стороне, надолго забывая о Крупской.

Не являлся в этом отношении исключением и Сталин. Он любил широкое застолье, продолжавшееся по-восточному долго, и очень интересовался красивыми женщинами. Обычно его интересовали партнёрши значительно моложе его самого: других он презрительно именовал «старухами», а некоторым легко мог приклеить ярлык «потаскухи». С мнением вождя никто не решался спорить…

Читайте:  Мир вокруг нас

 

 

 

ЛЕНИГРАДСКАЯ ДИВА
Ещё при жизни Надежды Аллилуевой — второй жены Сталина, которая родила ему дочь Светлану и сына Василия, — между кремлёвскими супругами часто возникали разногласия из-за увлечений любвеобильного генсека, охочего до плотских наслаждений. Надежда Аллилуева была значительно моложе своего знаменитого и властного супруга и обладала женской привлекательностью. Однако это не останавливало Иосифа.

Вождь всегда старался избегать случайных контактов на сексуальной почве, хотя они и имели место. Но только с дамами, имевшими свободный доступ в верхние эшелоны власти и Кремль, Иосиф Виссарионович предпочитал длительные связи, а их протяжённость по времени всегда определял сам — иногда женщина ему быстро надоедала, и он немедленно удалял её от себя. Случаев возврата к оставленным им любовницам практически не отмечалось. Отказать в близости мстительному и всевластному кремлёвскому владыке означало подписать себе смертный приговор. Однако Сталин никогда не афишировал своих интимных связей, и впоследствии эксперты насчитали несколько его известных любовниц с громкими именами: Роза Каганович — он не считался с чувствами близких и преданных ему подручных, Наталья Шпиллер, Ольга Лепешинская, Валентина Истомина, Бронислава Златогорова, Валерия Барсова и другие. Многие из этих женщин составляли славу советского искусства, его «золотой фонд».

Осознанно или неосознанно большинство коммунистических вождей, не обладавших высокой культурой и не имевших практически никакого образования, не говоря уже о приличном воспитании, стремились подражать представителям свергнутого ими класса — дворянства и буржуазии, взяв за образец их привычки, образ жизни и элементы поведения. В высшем свете до революции было принято находить любовниц в среде актрис и балерин, и большевистское руководство старательно продолжало эту традицию. Сергей Миронович Киров, его близкий друг Иосиф Виссарионович Сталин, Михаил Калинин и Семён Будённый любили посещать балетные и оперные спектакли, где высматривали себе «предметы увлечений». «Отказниц», презревших ласки вождей, ждала незавидная участь.

Читайте:  Изучаем мир

Овдовев в начале тридцатых годов, «вождь всех народов» не остался безутешен, хотя иногда и вспоминал жену. Видимо, никто из окружавших Сталина женщин полностью не соответствовал его вкусам, не мог «зажечь» и удержать внимание генсека надолго. И тут появилась «ленинградская дива». Скорее всего, Сталин доверительно пожаловался на неудовлетворённость близкому другу Сергею Кирову, главе ленинградских большевиков. Жена Сергея Мироновича постоянно болела, а он не отказывал себе в удовольствии заводить частые любовные интриги с актрисами Театра оперы и балета, впоследствии получившего его имя.

— Трудно найти достойную женщину, — возможно, сказал Иосиф Виссарионович при личной встрече с Сергеем Мироновичем. — Сам знаешь, это проблема.

— Да, — скорее всего, согласился прекрасно понимавший друга и соратника Киров. — Это проблема.

Киров мог уже тогда подумать о молодой солистке бывшего Императорского Мариинского театра Вере Давыдовой, обладавшей удивительно красивым меццо-сопрано. Голос являлся не единственным её достоинством: Вера Александровна была дивно хороша собой и отличалась прекрасной фигурой. Не исключено, что Киров специально приберегал её «в подарок» кремлёвскому горцу.

Вскоре он позвонил в Москву и сообщил Иосифу Виссарионовичу о возможных смотринах подходящей кандидатуры — Давыдову специально пригласили в Большой театр спеть партию Кармен в одноимённой опере. Сталин присутствовал на спектакле, и Давыдова произвела на него сильное впечатление. Буквально всем. Трудно сказать, был ли генсек высоким ценителем оперного искусства, но в женской красоте он знал толк. Вождь приказал пригласить певицу в свою ложу — хотел рассмотреть её поближе. Видимо, оставшись доволен «смотринами», он распорядился:

— Давыдова должна петь в Москве!

 

ЛЮБОВНИЦА ВОЖДЯ
Через месяц Вера Александровна получила распоряжение о переводе в Большой театр, в Москву. В столице Давыдова получила жилплощадь в театральном общежитии и приступила к работе. Если верить её воспоминаниям, то она ни о чём не догадывалась и не связывала свой перевод в ГАБТ с именем «вождя всех народов». Она знала цену своей внешности и привыкла к жадным взглядам мужчин, поэтому оценивающий взгляд Сталина в театре её не насторожил. Его истинную цену она поняла позднее: так утверждала сама певица.

Читайте:  Авиация и воздухоплавание

Первое свидание якобы состоялось при таинственных обстоятельствах. После банкета, на котором Давыдова оказалась за столом рядом с самим Сталиным, молодая певица нашла в кармане шубы записку без подписи, в которой сообщалось: около Манежа её будет ждать машина. Записку предлагалось сохранить и предъявить шофёру. После некоторых колебаний Вера Александровна отправилась к Манежу. Там её встретил незнакомый мужчина, усадил в большой тёмный автомобиль — атрибут очень высокой власти в Стране Советов — и повёз за город, на дачу вождя. Сталину тогда было уже за пятьдесят. Он ласково встретил гостью, провёл к богато сервированному столу и стал угощать всевозможными деликатесами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>