100 Великих тайн России ХХ века

Это и ещё ряд специфических, чисто профессиональных моментов наводят на серьёзные подозрения, что обнаруженные документы могли оказаться прекрасно изготовленной СД фальшивкой, страшной миной замедленного действия — на это специалисты из РСХА были большие мастера. Возникает справедливый вопрос: зачем они вывезли архив французов в Чехословакию? Не в Германию или Австрию, к примеру в Альпы, а в Чехию? Материалы о предательстве Коллонтай давали возможность потом очень долго шантажировать не только её саму, но и многих высокопоставленных работников НКВД, а также ряд членов советского правительства. Нацистская разведка подобных уникальных шансов никогда не упускала!

Итак, всё фальшивка? Возможно да, но возможно и нет! В деятельности разведок случается всякое, совершенно неожиданное и, казалось бы, абсолютно нелогичное для профессионалов.

Коллонтай была у Сталина на подозрении, по его указанию резидент в Швеции — эти обязанности выполнял Рыбкин, муж Зои Рыбкиной, его заместителя, потом ставшей детской писательницей под псевдонимом Зоя Воскресенская, — выкрал в 1942 году дневники Александры Михайловны. Скорее всего, их быстро скопировали и тут же вернули на место, а копии отправили в Москву. Однако в Москве оказались разочарованы — посол СССР в своих дневниковых записях только восхищалась Кобой (Коба — партийный псевдоним Сталина, известный его старым соратникам) и пела ему дифирамбы. Скорее всего, Александра Михайловна заранее предусмотрела возможность ознакомления с её дневниками третьих лиц и во избежание крупных неприятностей, а также памятуя о судьбе Павла Дыбенко, написала «что нужно».

По воспоминаниям Зои Рыбкиной, у Коллонтай были подозрительные связи. Не исключено, что это были чисто светские отношения, которых не могли понять люди из НКВД, вышедшие «из народа», — в отличие от них, Коллонтай принадлежала к исчезнувшей и уничтоженной русской аристократии. Но, возможно, и нет?

Читайте:  Авиация и воздухоплавание

Как пишет Рыбкина, шифровальщик посольства Владимир Петров не докладывал в Москву об этих связях. Мало того, он убирал из сообщений в Центр все порочащие посла сведения. Петров сам был… французским агентом: в 1939 году его завербовала в Бельгии сотрудница французской разведки Жильберта Буанон, которая вовлекла его в любовную связь, выманила определённые секретные данные, и бедному Петрову некуда стало деваться. По мнению Рыбкиной, шифровальщик Петров понимал: конец Коллонтай означал и его гибель. Он рисковал, а что ещё оставалось? В дальнейшем Петров уцелел и даже стал резидентом в Австралии, но в 1954 году сбежал на Запад — скорее всего, его раскрыли и хотели отозвать.

Есть серьёзные подозрения, что Рыбкина говорит неправду, — профессионалы знают: у резидента есть собственный шифр, которым он вправе пользоваться и которого не знает шифровальщик! Радист выстукивает группы цифр, а что за ними — жизнь или смерть? Почему, не получая ответа на доносы о подозрительных связях посла, резидент Рыбкин не всполошился и не послал в Центр шифрограмму собственным шифром? Время шло военное, и за потерю бдительности его никто бы не помиловал! Теперь, задним числом, оправдывается некомпетентность и преступное благодушие резидентуры. Если не Коллонтай, то Петрова они в любом случае бездарно упустили, уважаемые разведчики супруги Рыбкины! Но имело ли место предательство посла? Это остаётся жгучей и нераскрытой тайной.

Александру Михайловну всё же отозвали в Союз, и она прибыла в Москву 18 марта 1945 года. Ей уже было за семьдесят, она перенесла инсульт, и здоровье стало совсем слабым. Хотя даже после удара вполне можно активно работать на иностранные спецслужбы. Важно только обеспечить их возможностью постоянно ознакомляться с документами, и этого вполне достаточно. По некоторым данным, Коллонтай по возвращении фактически находилась под домашним арестом. Якобы Сталин не хотел афишировать данных, которые получил от органов госбезопасности, — это привело бы к грандиозному скандалу и ударило по престижу страны, партии большевиков, старым соратникам Ленина и даже самому «вождю всех трудящихся». Не говоря уже о престиже органов госбезопасности, привыкших жить в ореоле таинственной славы.

Читайте:  Тайны исчезнувших цивилизаций

Скончалась Александра Михайловна 9 марта 1952 года. Её похоронили на Новодевичьем кладбище рядом с могилой первого наркома иностранных дел Георгия Чичерина. Какие тайны она унесла с собой, неизвестно.

 

Загадка генерал-полковника Виктора Абакумова
 

Во время Великой Отечественной генерал Абакумов был начальникам знаменитого СМЕРШа — ГУКР НКО СССР — и первым заместителем наркома обороны Союза ССР. После победы тридцативосьмилетний генерал становится министром государственной безопасности СССР. Преданный душой и телом товарищу Сталину, генерал-полковник Абакумов зорко стоял на страже интересов хозяина Кремля.

И вдруг 4 июля 1951 года его отстранили от работы, а 12 июля арестовали по обвинению в измене родине и избрали меру пресечения содержание под стражей в Сокольнической тюрьме МВД, известной как «Матросская тишина»…

 

 

 

ДОНОС
Генерал-полковник Абакумов, сделавший в годы правления Сталина головокружительную карьеру, родился в 1908 году в городе Москве. Образования практически не имел, закончил не более четырёх классов, зато происходил из рабочих и с 1930 года состоял в членах ВКП(б).

Виктор Семёнович был статным мужчиной высокого роста, с карими глазами и тёмно-русыми волосами, отличался большой любовью к слабому полу и был дважды женат. В тюрьме ему присвоили кодовое наименование «заключённый № 15», и только начальник «Матросской тишины» знал, кто скрывается за этими безликими цифрами.

Первую жену Абакумова, Т. Смирнову, также хотели взять под стражу, но передумали. Её долго допрашивали, таскали по прокуратурам и МГБ, но потом оставили в покое. Но вторую жену, Антонину Николаевну, ранее работавшую в центральном аппарате МГБ СССР, арестовали вместе с двухмесячным сыном. Ребёнку пришлось организовывать в заключении детское питание: у матери на нервной почве пропало молоко. Вскоре арестовали других членов «преступной группы» — начальника следственной части по особо важным делам МГБ СССР генерал-майора А. Леонова, его заместителей полковника М. Лихачёва, полковника В. Комарова, полковника Л. Шварцмана, начальника секретариата министерства полковника И. Чернова и его заместителя полковника Я. Бровермана.

Читайте:  Резервные возможности человека

Как позднее удалось выяснить, поводом и основанием для ареста министра госбезопасности и целой группы высокопоставленных офицеров послужил донос. Его написал никому не известный полковник госбезопасности М. Рюмин, занимавший должность старшего следователя по особо важным делам. Он сообщил в Центральный Комитет партии, что его начальники и коллеги скрывают факты террористической деятельности врага, нарушают социалистическую законность, не протоколируют допросы подследственных и ставят органы госбезопасности вне партийного контроля. А международный империализм замышляет теракты против товарища Сталина и других членов Политбюро. Рюмин указывал, что министр Абакумов обогатился за счёт присвоения трофейного имущества в Германии и нескромен в быту. При разводе с первой женой Т. Смирновой он оставил ей пятикомнатную квартиру в Телеграфном переулке, а для проживания с новой женой приказал заново отделать квартиру в Колпачном переулке общей площадью 300 квадратных метров. Для этого выселили из коммуналок шестнадцать семей численностью сорок восемь человек и затратили государственных средств восемьсот тысяч рублей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>