100 Великих тайн России ХХ века

Заседание в Кремле отложили, и отец уехал домой. Обычно он обедал дома. Примерно в полдень в кабинете Бориса Львовича Ванникова, генерал-полковника, впоследствии трижды Героя Социалистического Труда, а тогда ближайшего помощника моего отца по атомным делам, раздался звонок. Я находился в кабинете Бориса Львовича. Звонил лётчик-испытатель Амет-Хан Султан.

— Серго, — кричит, — у вас дома была перестрелка. Ты всё понял? Тебе надо бежать, Серго! Мы поможем…

У нас действительно была эскадрилья, и особого труда скрыться в Финляндии или Швеции не составляло. Что налицо заговор против отца, я понял сразу, что ещё могла означать перестрелка в нашем доме? Об остальном можно только догадываться. Но „бежать“ в такой ситуации? Если отец арестован, побег — лишнее доказательство его вины. Почему и от кого я должен бежать, не зная ни за собой, ни за отцом какой-либо вины? Я ответил отказом и тут же рассказал обо всём Ванникову.

Из Кремля мы вместе с ним поехали к нам домой, на Малую Никитскую. Это неподалёку от площади Восстания. Жили мы в одноэтажном особняке ещё дореволюционной постройки. Три комнаты занимал отец с матерью, две — я со своей семьёй. Когда мы подъехали со стороны улицы, то не заметили ничего необычного, а вот во внутреннем дворе стояли два бронетранспортёра. Позднее мне приходилось слышать о танках, стоявших якобы возле нашего дома, но сам я видел только два бронетранспортёра и солдат. Сразу бросились в глаза разбитые стёкла в окнах отцовского кабинета. Значит, действительно стреляли… Охрана личная у отца была — по пальцам пересчитать. Не было, разумеется, и настоящего боя. Насколько понимаю, всё произошло мгновенно.

Внутренняя охрана нас не пропустила. Ванников потребовал объяснений, пытался проверить документы у военных, но я уже понял всё. Отца дома не было. Арестован? Убит? Когда возвращался к машине, услышал от одного из охранников: „Серго, я видел, как на носилках вынесли кого-то, накрытого брезентом…“».

Читайте:  Сто великих рекордов авиации и космонавтики

Сын Берии вместе с Ванниковым вернулся в Кремль, где их ждал Игорь Васильевич Курчатов. Они позвонили Хрущёву, и при разговоре, по свидетельству Серго Лаврентьевича, присутствовало не менее шести человек. Хрущёв заверил: Серго может ехать на дачу и ни о чём не беспокоиться. Тем не менее вся семья попала под домашний арест, а затем Серго и его мать, Нина Теймуразовна, оказались в тюрьме, где провели почти два года: сначала в «Лефортово», затем в «Бутырке». На глазах матери даже инсценировали расстрел сына, чтобы добиться от неё признаний. Каких? Уже в «Бутырке», когда Серго Берию допрашивал заместитель Генерального прокурора Царьградский, который вёл следствие и по делу жены Лаврентия Павловича, матери Серго, он по секрету признался, что оформлял протоколы допросов Лаврентия Берии, которые якобы проводились. По сведениям сына Лаврентия Павловича, его отец не был арестован, не содержался ни в каких бункерах, его не судили, не проводилось следствие, а Берию убили 26 июня 1953 года, в тот день, когда по официальной, прекрасно отработанной легенде чекист № 1 был арестован.

Кому верить?

 

ПРИВЕТ ИЗ ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
В 90-х годах XX века многие западные средства массовой информации обошла фотография, на которой якобы в Буэнос-Айресе или Рио-де-Жанейро был запечатлён… Лаврентий Павлович Берия! Постаревший, располневший, но… живой и вполне узнаваемый по многочисленным портретам. Действительно ли это он? Фото датировалось шестидесятыми годами XX века. Неужели Берия остался жив? Эксперты-профессионалы по разведывательной деятельности допускают возможность:

— Таких людей, как Берия или Генрих Мюллер (бывший начальник гестапо), не убивают: они знают слишком много. С ними лучше договариваться и вести торговлю.

Берия был неплохим профессионалом в оперативно-розыскной работе и понимал — его положение не на века! Ещё при жизни Иосифа Сталина, хорошо зная характер вождя, Лаврентий Павлович мог предпринять определённые меры самозащиты, гарантирующие ему и семье при серьёзном осложнении обстановки жизнь и свободу. Сделать это ему несложно, поскольку он имел свободный выход за границу через разведорганы НКВД. Хранить серьёзные компрометирующие материалы, а только они могли стать надёжным гарантом, в Советском Союзе было бы невероятной глупостью. Рано или поздно их нашли бы и уничтожили или использовали против их владельца. Но Лаврентия Павловича нельзя назвать глупцом.

Читайте:  Мир вокруг нас

Мало кому известно, что жена Берии, Нина Теймуразовна, была родной племянницей бывшего министра иностранных дел меньшевистского правительства Грузии, известного в своё время политического деятеля Ноя Жордании. Он был одним из организаторов «контрреволюционного мятежа» в Грузии в 1924 году, а затем эмигрировал в Париж. Есть данные, что Берия вплоть до 26 июня 1953 года поддерживал с Жорданией тесную связь. Возможно, дядя жены помог создать надёжный тайник за рубежом.

По поручению самого Сталина глава госбезопасности Берия осуществлял контакты с представителями правящих кругов нацистской Германии и мог получить серьёзный компромат на самого «хозяина». Иосиф Виссарионович очень ценил способности Берии и мог доверить ему кое-что из личного компромата на соратников, чтобы Лаврентий Павлович при случае помог приструнить их.

Когда началась смертельная схватка за власть, почувствовав, что он проигрывает, Берия начал торговлю — ему и семье жизнь и свободу, а он в ответ молчит до гроба! Если договориться не удастся, то надёжные люди предадут огласке компроматериалы на Хрущёва, Булганина, Микояна и других. Вероятно, Берия даже приоткрыл часть своих козырных карт, что повергло его противников в ужас. Могло ли это быть?

Обратимся к книге сына Берии. Он пишет: «В один из дней, когда меня повели на допрос, в кабинете следователя я увидел Георгия Максимилиановича Маленкова. Член Президиума ЦК КПСС, Председатель Совета Министров СССР — в „Лефортово“?… Зачем? Говорили мы с ним с глазу на глаз. Хотя уверен, запись велась — все кабинеты тюрьмы были оборудованы соответствующим образом».

Маленков предложил Серго дать показания на отца, а когда тот отказался, попросил подумать и обещал приехать ещё раз. Маленков действительно приехал ещё раз.

Читайте:  101 ключевая идея: ПОЛИТИКА

«— Ну, как?

Я промолчал.

— Хорошо. Может быть, в другом сможешь помочь? — как-то очень по-человечески произнёс он. — Ты что-нибудь слышал о личных архивах Иосифа Виссарионовича?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>