100 Великих тайн России ХХ века

Нет сомнений, что за Юсуповыми, как и за другими представителями богатейших фамилий России, пристально следила агентура большевиков, постоянно нуждавшихся в деньгах и не собиравшихся выпускать из рук гигантские средства, принадлежавшие представителям «чуждого класса». В деле экспроприации, шантажа и вымогательства большевистская партия уже накопила достаточный опыт. Через несколько дней после октябрьского переворота новая власть занялась дворянскими ценностями — в Смольном создали специальную Правительственную оценочно-антикварную комиссию, работавшую под председательством писателя А. М. Горького. Один из первых визитов комиссия, в состав которой входили как официальные, так и секретные сотрудники Чрезвычайной комиссии, нанесла в дворец Юсуповых на набережной Мойки. Осмотр дворца напоминал очень тщательный обыск. Осматривали всё, от чердака до подвала и опять от подвала до чердака: простукивали, прощупывали и с пристрастием допрашивали не успевшую разбежаться прислугу.

В результате комиссия отыскала два хорошо замаскированных тайника, из которых извлекла различные предметы искусства, антиквариат и драгоценности. Всё найденное перешло в собственность музеев, из которых позднее вещи тайно изымались советским правительством, продавались за границу или дарились первым лицам иностранных государств. Но жемчужины «Перегрина» найти не удалось.

— Надо принять все меры, — сказал Свердлов председателю ВЧК Дзержинскому. — Нельзя упускать миллион долларов!

ВЧК располагала заграничной агентурой и позднее имела неплохие оперативные позиции в среде эмигрантов во Франции, Чехословакии, Югославии и ряде других стран. Однако никаких сведений от заграничной агентуры относительно уникальной жемчужины «Перегрина» не поступало.

— К несчастью, о судьбе моей любимой «Перегрины» ничего не известно, — неизменно вежливо и холодно отвечала княгиня Ирина Юсупова абсолютно всем.

Среди задававших вопросы находились люди, тесно связанные с Лубянкой, где не теряли надежд заполучить сокровище. Тайком продать драгоценность невозможно — весь ювелирный мир знал об уникальной жемчужине, и сведения о ней непременно просочились бы если не в печать, то в какие-то круги, где нашёлся бы доносчик. Никто не станет отваливать миллионы, не получив подтверждения экспертизы о подлинности раритета. А раз так, то шила в мешке не утаить!

Читайте:  100 Великих мифов и легенд

Все предпринятые чекистами меры, повторные обыски особняка, дворцов в Москве и загородных имений Юсуповых не дали результатов. Не принесла успеха и работа заграничной агентуры. Во время оккупации Франции «Перегрину» пытались найти эсэсовцы, но столь же безрезультатно. Вели розыски богатые коллекционеры, в том числе из США, вступавшие непосредственно или через своих представителей в переговоры с Юсуповыми. Интересовались жемчужиной и супербогатые арабы, но все получали один и тот же ответ:

— Судьба «Перегрины» неизвестна.

Жемчужина баснословной цены, имеющая собственное имя и ставшая известной всему миру, превратилась в одну из великих российских тайн XX века. Какова судьба «Перегрины» и где она сейчас находится, никому не известно.

 

Тайны казачьего серебра
 

Гражданская война оставила немало неразгаданных тайн. Одна из них — тайна казны Уральского казачьего войска…

 

 

 

ФОРТ АЛЕКСАНДРОВСКИЙ
Весна 1920 года стала для белой Добровольческой армии временем неудач, тяжёлых поражений и горьких разочарований. Красная армия, многократно превосходившая белые части по численности и постоянно получавшая подкрепления, упорно наступала. Красные не считались с потерями и любой ценой старались прорвать фронт или выбить противника из населённого пункта. Наркомвоенмор Лев Троцкий требовал полной беспощадности к врагу и скорейшего окончательного решения «военного вопроса» на всех фронтах. Тяжёлые бои шли на восточном берегу Каспийского моря, где сражались с красными остатки колчаковской армии, добровольческие офицерские полки и лихие сотни Уральского казачьего войска.

В марте 1920 года, потрёпанные и поредевшие в бесконечных тяжёлых боях с превосходящими силами красных остатки Уральского казачьего войска под командованием атамана генерал-майора В. С. Толстова собрались на восточном берегу Каспийского моря в форте Александровский. Имевшие немалый боевой опыт и прекрасную выучку, отважные казаки отступали в полном порядке, не поддаваясь панике и не бросая обозы. В форт Александровский штаб Уральского казачьего войска пришёл, сохранив все войсковые знамёна, реликвии войска и всю войсковую казну! По данным архивных документов, казна казаков-уральцев составляла на тот момент сорок восемь двух- и трёхпудовых ящиков, набитых серебряными рублями царской чеканки. Пуд — это шестнадцать килограммов. Если все сорок восемь ящиков были только двухпудовыми, а не трёхпудовыми, то в любом случае казаки привезли в форт не менее полутора тонн серебра очень высокой пробы! Под непрекращающимися выстрелами и по полному бездорожью.

Читайте:  Изучаем мир

— Полагаю запросить помощи из Баку, — сказал генерал Толстов, — Мы должны предпринять все меры для сохранения личного состава войска, его казны и реликвий.

Казакам-уральцам удалось связаться с Баку, где тоже складывалась довольно сложная ситуация. На Закавказье зарились англичане. Не отставали и турки, стремившиеся поскорее урвать свой кусок от нефти и закрепить собственное военное присутствие в каспийских портах. Кроме того, там скопилось много частей Добрармии, вынужденных отойти в Закавказье с равнин Северного Кавказа под напором превосходящих сил красных.

Четвёртого апреля в форт Александровский прибыла из Баку помощь — на рейде задымили трубами два крейсера: «Милютин» и «Опыт». Командиры кораблей сообщили атаману Уральского казачьего войска, что они прибыли, чтобы помочь казакам с эвакуацией. На одном из прибывших из Баку в форт Александровский кораблей находился представитель британской разведки, обладавший широкими полномочиями. Британцы оказывали Добровольческой армии и вообще Белому движению определённую помощь деньгами, вооружением и обмундированием, а потому полагали себя вправе диктовать условия. Англичане как всегда преследовали собственные интересы. Им было глубоко плевать на храбрые казачьи сотни, их боевых коней, овеянные славой знамёна и древние реликвии.

— В первую очередь будем грузить деньги! — категорично заявили атаману Толстову. — Люди только после казны!

Атаман согласился: у него не оставалось иного выхода…

 

ГДЕ ДВАДЦАТЬ ЯЩИКОВ СЕРЕБРА?
Погрузку на крейсеры проводили в быстром темпе, но успели загрузить в трюмы всего двадцать четыре ящика с казной Уральского казачьего войска: на горизонте показались дымы подходивших кораблей. Это могли быть только красные! Так и оказалось. Красная армия научилась вести разведку. На территориях, где хозяйничали белые, скрывалось коммунистическое подполье, которое доставляло командованию красных данные о противнике. Поэтому стало известно о выходе в форт Александровский белых крейсеров «Опыт» и «Милютин». В ответ красное командование срочно выслало к форту эсминец «Карл Либкнехт» и корабль-истребитель «Зоркий» под общим командованием военмора В. А. Кукеля.

Читайте:  100 великих рекордов живой природы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>