100 Великих тайн России ХХ века

— Они здесь! — глядя в сильный бинокль, злорадно рассмеялся Кукель. — Стоят под погрузкой, огонь!

Дальномеры нащупали цель, комендоры навели орудия, и красные корабли открыли беглый огонь по белым кораблям, стремясь не дать уйти из форта Александровского. Опытные белые морские офицеры быстро разгадали намерения красных — крейсеры подняли якоря и, не отвечая на огонь противника, на полном ходу направились в открытое море, явно собираясь вернуться в Баку. Уходившим крейсерам было не до храбрых станичников. Красные высадили в форте десант, и не желавшие более воевать казаки сдались на их милость. Какова была эта «милость»?

А войсковая казна? В победной реляции В. А. Кукель указал, что в качестве трофея удалось захватить девяносто пудов серебра. Это примерно полторы тонны драгметалла. Выше мы высчитали возможный минимальный вес казны, а ящики с серебром были не только двухпудовые, но и трёхпудовые: белые крейсеры ушли в Баку, увозя в трюмах двадцать четыре ящика. Предположим, это лишь двухпудовые ящики. Тогда в Баку отправилось не менее тонны серебра. Что же случилось с остатками казны казаков-уральцев? 11-я Красная армия, ведомая Орджоникидзе, Микояном и Кировым, вошла в Закавказье, заняла Баку, Тифлис, Ереван, но ящиков с серебром уральской казачьей казны чекисты нигде не обнаружили — казачье серебро фактически представляло собой свободно конвертируемую валюту.

В июне 1920 года красный Каспийский флот настиг белые крейсера «Опыт» и «Милютин» в персидском порту Энзели. Никакого серебра на их борту давно не было! Чекисты провели дознание с пристрастием — республика Советов крайне нуждалась в валюте. Как удалось выяснить, примерно четыре ящика растащили уходившие в эмиграцию моряки и офицеры. А где ещё двадцать? Удалось установить, что двадцать ящиков серебра, вывезенных из форта Александровский, сняли с кораблей в Баку сразу же по прибытии «Опыта» и «Милютина» в порт. Кто приказал сгрузить деньги и куда потом делись ящики, моряки не знали.

Читайте:  Мир вокруг нас

Двадцать ящиков серебряных рублей из казны Уральского казачьего войска бесследно исчезли. Быть может, их прикарманили англичане или османские аскеры вывезли в Турцию? А затем серебро быстро обратили в иную валюту или драгоценные камни и положили в зарубежный банк?

 

Тайна золота эмира
 

Августовским утром 1920 года в небе Бухары появился самолёт-этажерка с большими ярко-красными звёздами на крыльях. Эмир Сид Алимхан следил за аэропланом с террасы своего дворца-крепости Арка, и ему казалось, будто краснозвёздный самолёт с каждым кругом всё туже наматывает невидимую верёвку на его шее. Владыка Бухары прекрасно понимал: приближающаяся Красная армия не имела ничего общего с генералом Скобелевым. Эти заберут у эмира всё, даже жизнь.

 

 

 

НОЧНОЙ СОВЕТ
Размышления, что делать, дабы сохранить и сокровища, и жизнь, не оставляли эмира. У него не хватит сил противостоять многочисленным красным дивизиям, а друзья англичане сейчас вряд ли решатся на открытый вооружённый конфликт с большевиками. Но хотелось уйти вместе с казной. Проклятой черни не видать богатств, накопленных династией Мангытов! Эмир хлопнул в ладоши, и неслышно появился слуга.

— Вернулся ли Даврон? — спросил Сид Алимхан. — Приведи его ко мне. Но так, чтобы никто не видел!

Ночью в покои властелина провели закутанного в чёрный плащ дервиша Даврона — ловкого шпиона и доверенного человека эмира. Дервиш поклонился повелителю и приметил: на ковровых подушках устроился полковник Калапуш — начальник гвардии и личный телохранитель Сида Алимхана.

— Я решил доверить вам вести караван с сокровищами династии, — эмир поочерёдно указал на дервиша и полковника. — Понадобится не менее сотни вьючных лошадей и верблюдов, чтобы вывезти моё золото. Но куда направить бег коней? Какие вести из Кашгара?

Читайте:  Резервные возможности человека

Даврон с поклоном подал властелину письмо мистера Эссертона — английского консула в Кашгаре, имевшего резиденцию в тихом зелёном городке Урумчи. В Кашгаре сейчас неспокойно, а все вооружённые силы в руках Эссертона составляли несколько сипаев — пехотинцев-индусов. В этих условиях для консула согласиться принять караван с десятью тоннами золота безумие: всё равно, что пригласить в гости собственную смерть! Все плевать хотели на дипломатическую неприкосновенность и гордый британский «юнион джек» — когда у тебя нет солдат, флаг любой империи всего лишь тряпка. Когда красные уже держат эмира за горло, пусть он сам попробует выпутаться. Лучше потерять эмира со всем его золотом, чем ввязаться в военный конфликт на Востоке.

Эмир нетерпеливо вскрыл конверт, быстро пробежал глазами по строкам послания и, грязно выругавшись, отшвырнул скомканный лист.

— Куда теперь идти? — тяжело бросил эмир. — В Иран?

— В Закаспии неспокойно, — заметил полковник Калапуш. — Можем не прорваться в Мешхед. В Кабул тоже лучше идти налегке.

— Они обложили меня, — эмир зло пристукнул кулаком по колену. — Но ни золото, ни моя голова им не достанутся!

Отпустив дервиша и полковника, Сид Алимхан запер дверь и откинул ковёр, скрывавший потайную нишу в стене, — из неё выбрался рослый топчибаши — начальник эмирской артиллерии Низаметдин.

— Ты слышал? — спросил повелитель и развернул на ковре крупномасштабную карту. — Теперь смотри сюда…

 

ТАЙНА УЩЕЛЬЯ
Караван вышел из Бухары в первых числах сентября 1920 года. Несколько сотен нагруженных тяжёлыми вьюками лошадей и верблюдов сопровождали вооружённые гвардейцы личной охраны эмира. С ними ехали три дервиша во главе с Давроном. Путники везли запасы воды, провианта и даже топлива для костров.

Караван не раз резко менял направление движения, пока неподалёку от Лангара не углубился в предгорья Памира. Вскоре караван перестроился — впереди скакали Даврон и дервиши, за ними гнали лошадей и верблюдов с золотом, а замыкали колонну вооружённые гвардейцы полковника Калапуша. Даврон подал знак, и гвардейцы остановились, а «золотая» часть каравана вползла в одну из горных расщелин.

Читайте:  Тайны исчезнувших цивилизаций

Калапуш приказал устроить бивак, и вскоре жарко запылали костры. Гвардейцы выставили охранение и принялись терпеливо ждать возвращения дервишей и погонщиков. На следующий день, так и не дождавшись возвращения дервишей, Калапуш забеспокоился и, подняв своих людей, направился по следам ушедших в ущелье. Дурные предчувствия не обманули — в узкой расщелине они наткнулись на трупы погонщиков. Услышав стон, один из гвардейцев свернул с тропы и увидел раненого дервиша Даврона и его второго спутника: они истекали кровью. Как оказалось, один из погонщиков проведал, что во вьюках золото, и подговорил остальных завладеть драгоценностями. Но Даврон держался настороже: погонщики пали в схватке, а раненые дервиши нашли силы перетаскать в неприметную пещеру тюки с сокровищами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>