100 Великих тайн России ХХ века

В Генеральном штабе и штабе авиации началась тщательная проработка всех возможных вариантов выполнения приказа Ставки Верховного Главнокомандования. Различные варианты операции отметались один за другим — авиация не доставала до Берлина! Но приказ Сталина нельзя не выполнить! Наконец, в конце июля — первых числах августа появилась реальная возможность провести бомбёжку столицы Германии. Возможный выход отыскали в заходе на цель со стороны Балтийского моря. Операция предстояла крайне опасная, и шансов на удачу оставалось немного: бомбардировщикам предстояло провести в воздухе не менее восьми часов! Для военной техники времён начала Великой Отечественной это было фантастическое полётное время. Идти заданным курсом на бомбардировку Берлина предстояло на очень большой высоте, дабы не быть обнаруженными и сбитыми раньше времени. На значительных высотах температура за бортом бомбардировщика достигала пятидесяти градусов мороза! Кабины самолётов не отапливались!

 

«МОЁ МЕСТО — БЕРЛИН…»
Под Ленинградом, ещё не оказавшимся в блокаде, располагался полк бомбардировочной авиации Балтийского флота под командованием полковника Е. Н. Преображенского. В его составе имелись хорошо зарекомендовавшие себя в боевых условиях машины ДБ-3: дальние бомбардировщики, способные нести довольно большой бомбовый груз. В штабах решили поручить ответственную задачу нанесения первого бомбового удара по Берлину этому полку.

С аэродрома под Ленинградом, на котором базировались ДБ-3, нечего было и думать долететь до Берлина. Нашли оригинальный, хотя и рискованный ход. Вся Прибалтика уже оказалась захвачена противником, но в руках советских войск ещё оставался остров Сааремаа в Балтийском море, где имелся аэродром, с которого могли взлететь и взять курс на цель тяжёлые дальние бомбардировщики. Этим аэродромом и решили воспользоваться. Штурманы начали тщательно прокладывать и просчитывать маршрут полёта. Даже с аэродрома на Сааремаа до Берлина не меньше тысячи восьмисот километров — при тех скоростях и запасе горючего это восемь часов в воздухе. Желательно было вернуться после выполнения задания Верховного на базу: на войне любой надеется выжить! Для лётчиков подготовили тёплые меховые лётные костюмы, дальние бомбардировщики скрытно перебросили на аэродром на острове Сааремаа. Вылет предположительно назначили в ночь на 8 августа 1941 года.

Читайте:  Изучаем мир

По данным фронтовой и стратегической разведок и по сообщениям, поступавшим от разведки внутри нацистской Германии, немцы не ожидали сюрпризов с воздуха и не допускали мысли об ответном бомбовом ударе советской авиации. Немцы нанесли нашим авиационным частям огромный урон и практически безраздельно господствовали в воздухе. Нацисты справедливо полагали, что линия фронта отодвинулась настолько далеко от границ рейха, что ни один самолёт русских не сможет долететь до немецких городов. Это было верное предположение, однако они не учли той единственной возможности, которую сумели отыскать советские лётчики.

Они стартовали с островного аэродрома на Сааремаа в ночь на 8 августа 1941 года. После взлёта самолёты быстро набрали предельную высоту и пошли к цели. Ночь выдалась тёмная, но облачность отсутствовала, спрятаться от врага в случае обнаружения было негде. При подлёте к Штеттину немцы обнаружили наши самолёты. Но они были настолько самоуверенны, что… приняли советские бомбардировщики за свои! С земли последовало приглашение совершить посадку на подготовленном аэродроме. Наши пилоты предпочли поскорее покинуть опасный район и не стали отвечать на сигналы немцев и их запросы по радио. Но даже эти странные обстоятельства не насторожили нацистов, полностью уверенных, что врага в небе над ними просто быть не может!

Берлин пилоты увидели издали — город сиял морем электрических огней: немцы не считали нужным даже на третьем году мировой войны прибегать к светомаскировке своей столицы. Такая иллюминация цели давала возможность без помех произвести прицельное бомбометание. Бомбардировщики легли на боевой курс, и на головы немцев вывалился из бомболюков смертоносный груз. Внизу поднялись тёмные султаны разрывов бомб, кое-где заполыхали пожары. Стрелок-радист одного из советских дальних бомбардировщиков Владимир Коротенко, как было условлено заранее, немедленно связался с ожидавшим сообщения командованием:

Читайте:  Сто великих загадок природы

— Задание выполнил. Возвращаюсь на базу. Моё место — Берлин!

И тут опомнилась противовоздушная оборона противника: она открыла плотный зенитный огонь, и в воздух немедленно поднялись ночные истребители немцев. Нашим бомбардировщикам пришлось приложить все силы и умения, чтобы сманеврировать и без потерь вырваться из огневого мешка, а потом уйти от атак истребительной авиации нацистов. Наши бомбардировщики не ушли из неба над Берлином, пока не сбросили весь бомбовый груз. Удалось пробиться к морю, и наши самолёты благополучно вернулись на остров Сааремаа.

Нацисты практически сразу сумели установить, откуда взлетают самолёты, наносящие удары по Берлину, — на следующую ночь советские бомбардировщики вновь бомбили столицу Германии. Зато потом на остров обрушились тонны смертоносного железа, его беспрестанно подвергали бомбёжкам и атакам с моря. Нашим самолётам приходилось взлетать и садиться прямо на грунт, однако налёты на Берлин продолжались. Бомбовые удары нанесли также по Кёнигсбергу, Данцигу и ряду других городов. До 4 сентября 1941 года наши лётчики произвели несколько налётов на столицу фашистской Германии. Потом это стало просто невозможно. Тем, кто первым долетел до Берлина и накрыл его бомбами, присвоили звания Героев Советского Союза.

Долгие годы подготовка этой операции и имена героев были неизвестны и являлись одной из тайн Второй мировой.

 

Фугас в Большом театре
 

Великая Отечественная война. С той поры осталось немало нераскрытых тайн и секретов. Одна из тайн — минирование столицы в 1941 году.

 

 

 

ПРИКАЗ: ВЗОРВАТЬ!
Осенью 1941 года были потеряны практически вся Прибалтика, Белоруссия, большая часть Украины. Враг стоял под Ленинградом и на подступах к Москве. Было принято решение о проведении ряда секретных мероприятий в столице, которая находилась под угрозой сдачи фашистам. На некоторых направлениях, откуда враг наступал на город, не было никаких советских войск, и многочисленные прорехи на фронтах торопливо затыкали дивизиями народного ополчения и курсантами военных училищ. Они ценой своей жизни задерживали продвижение немецких танков и мотомеханизированных ударных частей к Москве.

Читайте:  Сто великих рекордов авиации и космонавтики

В городе не исключались уличные бои. В Кремле из правительственной охраны создали специальные группы, вооружённые пулемётами, гранатами и лёгким стрелковым оружием. Им предписывалось стоять насмерть на кремлёвских стенах и башнях. На самих кремлёвских башнях оборудовали позиции снайперов, все здания Садового кольца расписали как долговременные оборонительные сооружения и заранее предусмотрели превращение их в большие огневые точки: окна и дверные проёмы закладывались мешками с песком и кирпичами, а внутри квартир должны были обороняться сотрудники НКВД и Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

You may use these HTML tags and attributes:

<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>